прогноз клева рыбы в хабаровске на амуре

Работа к поппера факты нормы и истина дальнейшая критика релятивизма

как определить размер крючка для рыбалки в домашних условиях
лодка флагман 390
свечи для parsun

Поппер К. Открытое общество и его враги. Время лжепророков: Гегель, Маркс и другие оракулы

Без сомнения, принятие решения - необходимый компонент человеческой деятельности. Однако если наши решения не запрещают выслушивать приводимые доводы и прислушиваться к голосу разума, если они не запрещают учиться на собственных ошибках и выслушивать тех, кто может возражать против наших взглядов, то ничто не обязывает их быть окончательными.

К. Поппер. Факты, нормы и истина: дальнейшая критика релятивизма

Это относится и к решению анализировать критику. Я полагаю, что кратко обрисованная мною критическая теория познания бросает свет на важнейшие проблемы всех теорий познания: Как же случилось так, что мы знаем так много и так мало? Как же нам удается медленно вытаскивать себя из трясины незнания, так сказать, за волосы?

работа к поппера факты нормы и истина дальнейшая критика релятивизма

Нам удается все это благодаря выдвижению догадок и совершенствованию этих догадок посредством критики. Социальные и политические проблемы. Теория познания имеет, по-моему мнению, важное значение для оценки современной социальной ситуации. Особенности этой ситуации во многом определяются упадком влияния авторитарной религии. Этот упадок привел к широкому распространению релятивизма и нигилизма, к утрате всякой веры в человеческий разум, и как следствие этого - к утрате веры людей в самих себя. Хотя истина и не открывается нам сама по себе как представлялось сторонникам Декарта и Бэкона и хотя достоверность может быть недостижима для нас, тем не менее положение человека по отношению к знанию далеко от навязываемой нам безнадежности. Наоборот, оно весьма обнадеживающее: Мы действительно учимся на наших ошибках, пробуя и заблуждаясь. Таким образом, мы можем учиться и мы способны расти в своем знании, даже если мы никогда не можем что-то познать, то есть знать наверняка. И пока мы способны учиться, нет никаких причин для отчаяния разума; поскольку же мы ничего не можем знать наверняка, нет никакой почвы для самодовольства и тщеславия по поводу роста нашего знания. Дуализм фактов и норм. Этот дуализм можно описать как дуализм предложений и предложений-проектов, или рекомендаций. Использование такой терминологии имеет важное достоинство - оно помогает нам понять, что и предложения, фиксирующие факты, и предложения-проекты, предлагающие линии поведения, включая принципы и нормы политики, открыты для рациональной дискуссии. Вместе с тем между предложением и предложением-проектом имеется важное различие. Можно сказать, что предложение-проект некоторой линии поведения или нормы с целью принятия его после последующей дискуссии и решение о принятии этой линии поведения или нормы создают некоторую линию поведения или норму.

Выдвижение же гипотезы, дискуссия по поводу нее и решение о ее принятии или принятие некоторого предложения не создают в том же самом смысле факта. Именно это различие, как я теперь считаю, послужило основанием для высказанного мною ранее мнения о возможности выразить при помощи термина "решение" контраст между принятием линий поведения или норм и принятием фактов. Итак, отношение между нормами и фактами явно асимметрично: Ясно, что в ходе разработки тестов для определения туберкулеза мы, без сомнения, способны узнать много нового об этой болезни. Однако все это не изменяет того факта, что и прежде мы вкладывали в этот термин некий смысл, хотя наши знания о данном предмете, конечно, могли быть значительно беднее. Верно и то, что существует не так уж много болезней, если таковые вообще есть, для распознавания которых в нашем распоряжении имеются критерии или хотя бы четкие определения. Предположим, что нет критерия, позволяющего нам отличить настоящую фунтовую банкноту от поддельной. Однако, если нам встретятся две банкноты с одинаковым серийным номером, то у нас будут достаточные основания заявить, что по крайней мере одна из них поддельная.

работа к поппера факты нормы и истина дальнейшая критика релятивизма

Отсутствие критерия подлинности банкнот, очевидно, не лишает это утверждение смысла. Сказанное позволяет сделать вывод, что теория, согласно которой для определения смысла некоторого слова следует установить критерий правильного использования или применения его, ошибочна: Отвергнутый нами взгляд, в соответствии с которым только обладание определенными критериями позволяет нам понять, что, собственно, мы имеем в виду, говоря о туберкулезе, лжи или о существовании, значении, истине и т.

  • Lowrance radar kit 3g bb radar kit
  • Yo-zuri 3d crank 65f r726
  • Дром продам лодку
  • Рыбак и его жена сетлерс
  • Основное требование философии критериев обычно невыполнимо, а потому, как нетрудно понять, приняв философию критериев, мы во многих случаях приходим к полному разочарованию, релятивизму и скептицизму. На самом же деле отсутствие критерия истины не в большей степени лишает понятие истины смысла, чем отсутствие критерия здоровья делает бессмысленным понятие здоровья. Больной может жаждать здоровья, не имея его критерия. Заблуждающийся человек может жаждать истины, не обладая ее критерием. Больной и заблуждающийся могут просто стремиться к здоровью или к истине, не слишком заботясь о точном значении этих терминов и, подобно другим людям, довольствуясь той степенью точности, которой достаточно для достижения их целей. Одним из непосредственных результатов предпринятого А. Тарским исследования понятия истины является следующая логическая теорема: Этот результат можно точно обосновать, причем такое обоснование использует понятие истины как соответствия фактам. Названная теорема Тарского является весьма интересной и важной с философской точки зрения особенно в связи с проблемой авторитарной теории познания D. Существенно, что этот результат был установлен при помощи понятия истины, для которого у нас нет критерия. Мы никогда не получили бы этот логический результат, представляющий большой философский интерес, если бы придерживались неразумного требования философии критериев, состоящего в том, что мы не должны серьезно относиться к понятию до тех пор, пока не будет установлен критерий его использования. Между прочим, утверждение о невозможности универсального критерия истины является непосредственным следствием еще более важного результата полученного А. Тарским путем соединения теоремы К. Геделя о неразрешимости D. Естественно, что этот результат применим a fortiori к понятию истины в любой нематематической области знания, в которой, тем не менее, широко используется арифметика. Упомянутые в конце предыдущего раздела логические результаты наглядно демонстрирует не только ошибочность некоторых все еще модных форм скептицизма и релятивизма, но их безнадежную отсталость. В основе таких форм релятивизма лежит логическое недоразумение — смешение значения термина и критерия его правильного использования, хотя средства для устранения этого недоразумения доступны нам вот уже тридцать лет.

    Следует, однако, признать, что и в скептицизме, и в релятивизме имеется зерно истины — это отрицание существования универсального критерия истины. Это, конечно, не означает, что выбор между конкурирующими теориями произволен. Смысл отрицания существования универсального критерия истины предельно прост: Сказанное, как мы хорошо знаем, — очевидная истина. В сфере человеческой деятельности имеется не так уж много областей, если они вообще есть, свободных от человеческой погрешимости. То, что в некоторый момент представляется нам твердо установленным и даже достоверным, в следующий миг может оказаться не совсем верным а значит — ложным и потребовать исправления. Весьма впечатляющим примером такой ситуации может служить открытие тяжелой воды и тяжелого водорода дейтерия, впервые выделенного Гарольдом К. Юри в году. До этого открытия нельзя было вообразить в химии ничего более достоверного и точно установленного, чем наше знание о воде Н2О и тех элементах, из которых она состоит. Таким образом, при помощи воды определялась одна из основных единиц экспериментальных физических измерений. Это свидетельствует о том, что наше знание о воде считалось достаточно хорошо установленным для того, чтобы служить прочным основанием остальных физических измерений. Однако после открытия тяжелой воды стало ясно, что вещество, представлявшееся до этого химически чистым, в действительности является смесью химически неразличимых, но физически существенно различных соединений. Этот исторический эпизод весьма характерен: Поэтому вера в научную достоверность и в авторитет науки оказывается благодушным пожеланием:. Однако концепция погрешимости fallibility знания или тезис, согласно которому все наше знание состоит из догадок, хотя часть из них и выдержала самые суровые проверки, не должны использоваться в поддержку скептицизма или релятивизма. Из того факта, что мы можем заблуждаться, а критерия истинности, который уберег бы нас от ошибок, не существует, отнюдь не следует, что выбор между теориями произволен или нерационален, что мы не умеем учиться и не можем двигаться по направлению к истине, что наше знание не способно расти. Отсюда, однако, не следует, что мы не должны стремиться к истине. Наоборот, понятие заблуждения подразумевает понятие истины как образца, которого мы, впрочем, можем и не достичь. Признание погрешимости знания означает, что хотя мы можем жаждать истины и даже способны обнаруживать ее я верю, что во многих случаях это нам удаетсямы тем не менее никогда не можем быть уверены до конца, что действительно обладаем истиной.

    ФАКТЫ, НОРМЫ И ИСТИНА: ДАЛЬНЕЙШАЯ КРИТИКА РЕЛЯТИВИЗМА[145]

    Всегда имеется возможность заблуждения, и только в случае некоторых логических и математических доказательств эта возможность столь незначительна, что ею можно пренебречь. Подчеркнем, что учение о погрешимости не дает никаких поводов для скептических или релятивистских заключений. В этом нетрудно убедиться, если задуматься о том, что все известные из истории примеры человеческой погрешимости, включая все известные примеры судебных ошибок, являются вехами прогресса нашего познания. Каждый раз, когда нам удается обнаружить ошибку, наше знание действительно продвигается на шаг вперед. Открытие тяжелой воды, если возвратиться к нашему примеру, показало, что ранее мы глубоко заблуждались. При этом прогресс нашего знания состоял не только в отказе от этого заблуждения. Юри открытие в свою очередь было связано с другими достижениями, которые породили новые продвижения вперед. Следовательно, мы умеем извлекать уроки из наших собственных ошибок. Другими словами, охарактеризованная нами философия, представляющая собой попытку преодоления дуализма фактов и норм и построения некоторой монистической системы, создающей мир из одних только фактов, ведет к отождествлению норм или с властвующей ныне, или с будущей силой. Эта философия неизбежно приводит к моральному позитивизму или моральному историцизму, как они были описаны мною в главе 22 настоящей книги. Большую часть критики я не могу принять, потому что она бьет мимо моих главных возражений против философии Гегеля. Будучи действительно убежден в ответственности Гегеля и гегельянцев за большую часть случившегося в Германии, я чувствовал, что я, как философ, был обязан разоблачить псевдофилософский характер этой философии. Время создания этой книги может, пожалуй, объяснить и мое оптимистическое допущение которое я могу отнести к влиянию на меня А. Шопенгауэрасогласно которому суровые реальности войны должны разоблачить действительное содержание таких игр интеллектуалов, как релятивизм, и что это словесное привидение вскоре рассеется. Я определенно был настроен слишком оптимистично. В действительности, большинство критиков моей книги, по-видимому, настолько бессознательно принимают некоторую форму релятивизма, что они оказались совершенно неспособны поверить в серьезность моего отрицания его. Я согласен с тем, что я сделал несколько фактических ошибок. Он также сообщил, что, по его мнению, в этой главе есть некоторое число более серьезных — но менее очевидных — исторических ошибок и что некоторые из моих попыток выявить скрытые мотивы деятельности Гегеля, по его мнению, исторически неоправданны.

    Об этом следует, конечно, пожалеть, хотя такие ошибки случаются и у лучших, чем я, историков. Однако действительно важный вопрос состоит в следующем: Мой ответ на этот вопрос: Именно философия привела меня к изложенному взгляду на Гегеля, а вовсе не биография. Я, кстати, до сих пор удивляюсь, что серьезные философы были оскорблены моей явно частично шутливой атакой на философию, которую я не принимал всерьез. Я пытался выразить это в шутливом стиле моей главы о Гегеле, надеясь этим показать всю неуклюжесть его философии, которую я могу воспринимать только со смесью презрения и ужаса. На все это было ясно указано в моей книге В ней также обращено внимание на тот факт, что я и не мог, и не желал тратить неограниченное время на глубокие исследования по истории философа — к такой работе я отношусь весьма отрицательно. Поэтому я и писал о Гегеле в такой манере, которая предполагала, что немногие могут воспринимать Ге- 17 См. Хотя эта манера не была замечена критиками-гегельянцами, которые были определенно не довольны, я все еще надеюсь, что некоторые из моих читателей поняли шутку. Однако все это сравнительно несущественно. А вот что может оказаться существенным, так это вопрос о том, действительно ли оправданно мое отношение к философии Гегеля. Я хотел бы теперь попытаться дать ответ именно на этот вопрос. Упразднение этого дуализма фактов и норм и есть главная цель гегелевской философии тождества — тождества идеального и реального, права и силы. Все нормы историчны, они представляют собой историческими факты, стадии в развитии разума, одинаковые для развития идеального, и реального. Нет ничего, кроме фактов, и при этом некоторые из социальных исторических фактов оказываются нормами. Гегелевское рассуждение в основном совпадает с тем рассуждением, которое я изложил и критиковал в предшествующем разделе. Правда, сам Гегель преподносит его в чрезвычайно смутной, неясной и лицемерной форме. Это мое первое и основное обвинение. Мое второе обвинение, тесно связанное с первым, состоит в том, что, поддерживая историцизм и отождествление силы и права, гегелевская философия тождества вдохновляла тоталитарные формы мышления. Мое третье обвинение состоит в том, что рассуждения Гегеля которые явно потребовали от него определенной степени изощренности, хотя и не большей, чем можно ожидать от философа содержали множество логических ошибок и трюков, преподнесенных с претенциозным величием.

    Это подорвало и неизбежно снизило традиционные нормы интеллектуальной ответственности и честности. Это также внесло вклад в подъем тоталитарного философствования и, что еще более серьезно, в недостаток сколь-нибудь четко выраженного интеллектуального сопротивления ему. Таковы мои главные возражения против философии Гегеля.

    работа к поппера факты нормы и истина дальнейшая критика релятивизма

    На мой взгляд, они достаточно ясно сформулированы в главе Однако я, безусловно, не проанализировал главный вопрос — философию тождества фактов и норм — так четко, как я должен был это сделать. Заключение Заканчивая, я, как никогда, осознаю все недостатки моей книги. Частично они вызваны широтой охвата материала, далеко выходящего за пределы тех проблем, которые я с каким-либо основанием могу считать объектами своего профессионального интереса. Частью эти недостатки являются просто следствием моей личной погрешимости, ведь я недаром считаю себя сторонником теории погрешимости, т. Однако, несмотря на полное осознание своей личной погрешимости и даже степени ее влияния на то, что я собираюсь сказать сейчас, я действительно верю в плодотворность подхода, предлагаемого теорией погрешимости для философского исследования социальных проблем. Действительно, как признание принципиально критического и, следовательно, революционного характера человеческого мышления, то есть того факта, что мы учимся на ошибках, а не посредством накопления данных, так и понимание того, что почти все проблемы и все неавторитарные источники нашего мышления коренятся в традиции, именно традиция является объектом нашей критики, — все это позволяет критическому и прогрессивному учению о погрешимости открыть нам столь насущную перспективу для оценки как традиции, так и революционной мысли. И это учение, что еще важнее, показывает, что роль мышления заключается в проведении революций путем критических споров, а не при помощи насилия и войн, что битва слов, а не мечей, является замечательной традицией западного рационализма. Именно поэтому наша западная цивилизация по своему существу является плюралистической, а монолитное социальное состояние означает гибель свободы — свободы мысли, свободы поиска истины, а вместе с ними рациональности и достоинства человека. Библиотека Гумер - философия. Открытое общество и его враги. ФАКТЫ, НОРМЫ И ИСТИНА: Ваш комментарий о книге Обратно в раздел философия. Теология апокрифы апологетика библейские толкования библиология библейские словари богословие догматика душепопечительство екклесиология история церкви оккультизм патрология религиоведение сектология современная церковь сравнительное богословие. Конфессии атеизм ислам иудаизм католицизм православие протестантизм. Иностранные языки Английский Французский Немецкий Иврит Японский Турецкий Испанский Китайский. Что остается теперь еще неясным, если предположить, что мы знаем, что означает согласованность высказывания с вещью? Знаем ли мы это? ОПЛАТА ТРУДА И НОРМЫ ТРУДА Билет Бюджетные нормы и правоотношения: Виды структур правовых норм: Власть и социальные нормы в догосударственном обществе. Конституционно-правовые нормы институты Вопрос Последнее изменение этой страницы: Какие из них важны? Иногда важные способы можно выделить из общей массы вариантов по эстетическим критериям. Однако в большинстве случаев только полный цикл может отделить полезные варианты развития модели от бесполезных.

    Вне полного цикла вы, скорее всего, уйдете в бесполезные варианты. Если вы сначала демонстрируете множество красивых моделей, а затем на практике решаете проблему успешно, но без использования этих моделейто ваше решение может быть верным, но ваш цикл познания верным не является. К данному направлению тяготеют люди с математическим образованием, одновременно с этим обладающие природной интуицией, настроенной на понимание человеческих отношений. Предположим у вас есть красивая модель, но всякая попытка ее применить дает абсурдные результаты. На этот случай есть один хитрый трюк: Так вы сразу убиваете двух зайцев: Трюк, надо сказать, грязный. Однако для наших настоящих целей важно не смешивать вопрос реального поиска и обнаружения истины то есть эпистемологический или методологический вопрос с вопросом о том, что мы имеем в виду или что мы намереваемся сказать, когда говорим об истине или о соответствии фактам логическая или онтологическая проблема истины. С точки зрения этого второго вопроса третья набранная курсивом фраза не имеет никаких преимуществ по сравнению со второй набранной курсивом фразой. В каждой из этих фраз формулируются полные условия истинности входящих в них высказываний. Следовательно, во всех трех случаях мы получаем совершенно одинаковый ответ на вопрос: Однако не поддавайтесь обманчивому впечатлению. Если вы вглядитесь в нее вновь, и на этот раз более внимательно, то увидите, что в ней говорится 1 о высказывании, 2 о некоторых фактах и 3 что эта фраза поэтому задает вполне ясные условия, выполнения которых следует ожидать, если мы хотим, чтобы указанное высказывание соответствовало указанным фактам. Тем же, кто считает, что набранная курсивом фраза слишком тривиальна или слишком проста для того, чтобы сообщить нам что-либо интересное, следует напомнить уже упоминавшееся обстоятельство: Продемонстрировать правильность идеи, сформулированной в набранной курсивом фразе, можно при помощи следующей фразы:. Очевидно, что и эта набранная курсивом фраза достаточно тривиальна.

    Учение о погрешимости и рост знания 6. Приближение к истине 7. Возможен ли критический метод? Социальные и политические проблемы Дуализм фактов и норм Предложения-проекты и предложения Два заблуждения не равносильны двум правдам Дуализм фактов и норм идея либерализма

    купить фидер шимано на алиэкспресс
    
    Оценка редакции
    1
    Оценка пользователей
    1.3

    отзывов: 322   |   оценок: 1665
    Ваша
    программа?
    Ваша оценка:
    календарь рыбака на апрель 2017г ручного стартера лодочного мотора отремонтировать углепластиковую удочку лодки пвх в магазине поплавок в рыбак спикер





    Автор:
    Лицензия:Условно-бесплатно - $42.00
    Язык:Русский, Английский
    Дата: /
    больше >>>

     
    
    Пожалуйста, оцените программу:
    видео как карась клюет купить пластиковую лодку для рыбалки в екатеринбурге фидерная резина cenex feeder сиемреап пномпень на лодке рыбалка на озере вялье лужский район 10.2



    ПОХОЖИЕ ПРОГРАММЫ ПОКАЗАТЬ ВСЕ >>>

    ПОПУЛЯРНЫЕ ПРОГРАММЫ ПОКАЗАТЬ ВСЕ >>>

    
    © 1998-2017 freeSOFT ®

    Условия и правила | DMCA Policy | Контакты